Исчисляемый я. Приложения количественной самооценки

Мы удивительно мало знаем о мире, в котором живём. Мы ограничены в пространстве и времени; ограничены спектры нашего восприятия (например, звука и света), ещё более ограничена информация, которая не фильтруется нашим мозгом и становится доступной сознанию.

Совсем немного мы знаем и о себе. Это касается и внутреннего мира, работы нашей психики (средний нетренированный человек не знает об источнике своих эмоций и желаний и не может их контролировать), но то же относится к физическому телу — если мы не следим за своим весом, мы вряд ли можем с точностью назвать его; мы не знаем своего артериального давления, пульса, а тем более состояния внутренних органов. К тому же наша память далека от совершенства — мы забываем факты, делаем на основании искаженных воспоминаний неверные выводы, ошибочно выделяем причинно-следственные связи, строим прогнозы.

В последние годы начинают появляться инструменты, которые могут помочь получить чуть более объективную картину нашего физического и психо-эмоционального состояния. С 2007 года набирает популярность движение quantified self — устоявшегося перевода термина пока что нет, сайт vizualdata.ru переводит его как «количественная самооценка».

Я стараюсь «познать себя» и в последние годы собираю всё больше и больше как качественных, так и количественных данных о себе. Пока что они довольно поверхностные и неподробные — я не использую никаких специальных сенсоров, лишь сервисы и приложения для смартфона, о которых и расскажу далее.

Читать далее →

Социальные сети и новости: мой подход к их потреблению

По статистике, которую я собираю при помощи Rescue Time, 2 вида бесполезной деятельности поглощали серьёзную часть моего времени: чтение социальных сетей и новостей. Помимо траты времени, они накладывали серьезные ограничения на мою способность к концентрации и эмоциональное состояние, поэтому в определенный момент я решил навести порядок в своих привычках.

Социальные сети

С социальными сетями я распорядился следующим образом:

  1. Скрыл ленту Facebook расширением News Feed Eradicator. Теперь Фейсбук я читаю крайне редко и только из мобильного приложения Paper – stories from Facebook (iOS, американский AppStore). Исключены ситуации, когда я захожу на Фейсбук, чтобы ответить на сообщение, и зависаю на полчаса, читая ленту. В идеальном мире моя воля должна быть естественным ограничителем, но на деле она чаще всего не работала (и разбросанное внимание было отчасти тому виной).
  2. В Твиттере и Вконтакте отписался от большинства СМИ, которые генерируют основной поток неотфильтрованной информации (часто пересекающейся). Чаще всего я подписывался на их потоки импульсивно, не взвешивая, на какую дозу моего внимания они будут претендовать ежедневно. Теперь делаю это только осознанно, и если мне действительно важны обновления того или иного издания или блога, стараюсь подписываться на почтовые рассылки.

Новости и статьи

Не стану заявлять, что чтение новостей совершенно бесполезное занятие — взвешенную информацию из разных источником получать важно хотя бы для того, чтобы принимать взвешенные решения (например, об инвестировании или путешествиях), да и просто для того, чтобы лучше понимать, как устроен мир в котором мы живем (или как минимум каким пытаются его представить медиа и, как следствие, каким его будут видеть соотечественники в ближайшее время). Однако нет никакой необходимости по десять раз в день заходить на Ленту. Их рубрики «Главное за день» вполне достаточно для того, чтобы сформировать общую картину дня. Попытки следить за развитием событий обычно приводят меня в довольно нервозное состояние, которое никак не способствует конструктивной деятельности.

Основную информацию о событиях в мире я получаю из рассылки журнала Quartz, которая заменила мне почивший Evening Edition. Кроме того, я иногда читаю новости в приложении Circa (iOS), которое уведомляет об экстренных новостях и позволяет подписываться на новостные сюжеты, чтобы получать уведомление об их развитии.

Я также получаю рассылку сервиса News.me, который рекомендует новости и статьи на основании того, чем делятся в соцсетях мои друзья, и письмо с рекомендациями сервиса Lumi, который анализирует историю моего браузера и предлагает на её основании потенциально интересные ссылки, аналогично тому, как Last.fm рекомендует музыку. Иногда он приносит интересные материалы если не из глубоко веба, то уж наверняка из весьма запыленных, но оттого не менее ценных его закутков (вроде такого).

Обе вышеупомянутые рассылки не сразу же попадают в мой почтовый ящик, требуя немедленно внимания (я стараюсь держать папку «Входящие» пустой, любое письмо в ней — призыв к действию, zero inbox), а «сворачиваются» в рассылку Unroll.me, о которой я писал ранее. Эту рассылку я просматриваю раз в день и вычленяю интересные мне записи.

Любые статьи, чтение которых занимает более 2-3 минут, я отправляю в приложение Pocket, которое заменило мне Instapaper. Статьи в Покете можно сортировать по папкам-тегам. Потом удобно читать их скопом, фокусируясь на одной теме.

Особо длинные статьи, на которые уйдет не меньше 20 минут, я отправляю в Kindle, используя расширение для Хрома Send to Kindle (есть также букмарклет, который работает в мобильном Safari).

Я стараюсь выделять на чтение статей определенное, довольно ограниченное время каждый день. Примерно 7 из 10 статей я читаю на английском, поэтому помимо информации, я также немного улучшаю знание языка (незнакомые слова, которые, увы, не перестают появляться, перевожу и заношу в Anki).

Как рассчитать ставку за час

Перевод статьи Matt Henderson. How to calculate your hourly rate.

Иногда ко мне обращаются за советом люди, планирующие создать компанию в сфере услуг. Один из самых распространенных вопросов: «Как мне рассчитать часовую ставку?»

Эта статья описывает как мы устанавливаем ставки в нашем агенстве Макалу.

Начните с минимума

Независимо от того, как вы планируете оценивать вашу работу — на проектной (фиксированная оплата) или на почасовой основе — первый делом нужно определить минимальную сумму, которую вам нужно получать за час, подлежащий оплате клиентом.

Доступные рабочие часы. Начните с вычисления количества часов в год, которые в среднем проработает каждый из сотрудников, учитывая государственные праздники (в Германии 12 дней), отпуски (в Германии 30 дней) и выходные (104 дня на Земле). В Германии для работы доступны 219 дней или 1752 часа.

Часы, оплачиваемые клиентом. Важно учитывать, что не все доступные часы сотрудника окажутся подлежащими оплате клиентом. Иногда они будут соответствовать рассчитанной ставке, иногда они будут работать на переоцененных проектах, а иногда будут простаивать, болеть и так далее. В нашем случае мы предполагаем, что подлежать оплате будут около 70% часов (это значение оказывается довольно устойчивым для сферы услуг). Получаем 1226 подлежащих оплате клиентом часов в год на сотрудника.

Минимальная часовая ставка. Чтобы вычислить минимальную часовую ставку, нам потребуется разделить минимальный доход, который нам необходимо получать на сотрудника, на 1226 часов, подлежащих оплате. Общий минимальный доход равняется сумме затрат на рабочую силу, накладных расходов (аренда офиса, вспомогательный персонал, маркетинг, бухгалтерия, юридические расходы и т.д.), плюс минимальный доход, который мы хотим получать.

Пример. В гипотетическом сценарии, при котором затраты компании на сотрудников, в среднем, составляют 75000 долларов на человека в год, с накладными расходами равными, скажем, 20% затрат на содержание персонала и при желаемом доходе в 15%, минимальная почасовая ставка составит 85 долларов в час.

Как мы получили эту цифру?

Вычисление минимальной стоимости часа

Вычисление минимальной стоимости часа

(Если вы хотите скопировать этот документ в формате программы Soulver, вы можете скачать его здесь.)

В случае с Макалу мы начинали с другой цифры, но сейчас она кажется вполне приемлемой отправной точкой.

Регулирование для уравновешивания спроса и предложения

Можно ли считать, что теперь, когда у нас есть отправная точка — всё готово? Не совсем. Теперь нам нужно откорректировать эту ставку, чтобы она соответствовала спросу и предложению.

Со временем, по ходу того, как мы делали хорошую работу для своих заказчиков (и благодаря счастливым случаям), спрос на наше время стал бо ́льшим, чем мы имели в доступе. Важно заметить, тем не менее, что из этого не следовало изменение пропорций при расчете часов, подлежащих оплате клиентом, элементы, относящиеся к вышеупомянутым 70% всё ещё применимы.

Как это естественным образом происходит на свободных рынках, цены регулируются, чтобы уравновешивать спрос и предложение, и поэтому мы начали постепенно повышать нашу часовую ставку для того, чтобы уменьшить избыточный спрос. Некоторые компании в этом случае расширили бы свой штат. Однако мы в Макалу придаём гораздо большое значение тому, чтобы делать работу хорошо и приносить измеримую выгоду. Это означает, что нужно нанимать только лучших людей. Мы просто не могли найти легионы таких людей; нам везло находить только одного человека в год!

Интересным следствием роста нашей часовой ставки стало то, что с нами как правило оставались именно те клиенты, с которыми мы всегда хотели работать — они ценят высокое качество, требуют результата и занимаются интересным делом!

Дистанция



Рембрандта. Художник в мастерской

В одной из глав книги The Shape of Design дизайнер Франк Химеро рассуждает о работе художника. Художник продолжительное время работает над небольшими частями полотна, решает технические задачи, однако регулярно делает перерывы, в которые отступает от картины на определенное расстояние для того, чтобы увидеть свою работу целиком. Эти моменты обзора, анализа — столь же обязательная часть процесса, как непосредственная работа над рисунком.

Подобный подход можно применить и к жизни в целом. Мы решаем ежедневные проблемы, работаем над проектами, и зачастую так близко находимся к полотну жизни, что забываем о необходимости отходить, анализировать, окидывать взглядом общую картину.

Хорошо, если отдаление происходит каждый день: прогулки, безделие (да, оно тоже может быть полезно), медитация, размышления или письмо в течение получаса-часа. Спорт, йога или цигун могут играть сходную роль. Каждую неделю можно брать чуть больший отрезок времени, чтобы рассмотреть, как изменилась картина жизни за последние 7 дней. Раз в месяц можно устраивать небольшой затвор, во время которого рассмотреть свою жизнь в ещё меньшем масштабе. И не реже раза в год стоит полностью вырываться из привычного контекста, отходить на максимальное расстояние от получающейся картины жизни и принимать решения о том, как менять её дальше.

Такая практика при условии максимальной честности с самим собой может помочь избежать (или скорее — предупредить) всевозможные кризисы («среднего возраста» и т.д.). Вместо одного большого кризиса раз в десятилетие куда безболезненней инициировать небольшие кризисы кажду неделю.

Перезапуск

Этот пост содержит много технических деталей, а к тому же устарел — этот блог теперь работает на Hexo, а не на Docpad. См. запись о том, зачем и как я веду блог.

Перевёл этот блог на новую платформу. Я никогда не писал про мета-блогинг — описывать процесс и технические нюансы мне не очень интересно. Но в данном случае расскажу о новом сетапе, так как мне он очень нравится и, возможно, окажется полезным кому-то ещё.

Теперь вместо Wordpress для этого блога я использую генератор статичных сайтов Docpad.

Мне нравится, как развивается Wordpress; мы использовали и продолжаем использовать его на десятках проектов, но в качестве CMS для гика, коим я определенно являюсь, он не очень удобен.

Во-первых, меня смущала необходимость работы через административный интерфейс. Нужно авторизоваться, написать и отформатировать текст (или вставить готовый html), загрузить картинки, вставить их в текст, заполнить мета-данные. На медленном подключении, например, в путешествии, это становится настоящим мучением. Для редактирования текстов куда удобней использовать десктопный редактор. Например, iA Writer для черновиков (он умеет работать с базовым форматированием markdown) или Sublime Text, в который предоставляет продвинутые инструменты для работы с текстом (перемещение строк, работа с несколькими строками сразу, поиск и замена с использованием регулярных выражений, расстановка скобок — в том же Райтере при редактировании этого очень не хватает).

Во-вторых, мой блог обновляется довольно редко (иногда раз в несколько месяцев) и генерация файлов на лету — так по умолчанию работает Wordpress — ему не нужна. При моих настройках кэширования Wordpress и так создавал статические файлы, которые хранились до следующей публикации, но всё это происходило на сервере. Приходилось обновлять сам Wordpress, плагины, следить, чтобы после обновления ничего не развалилось. Не было полного контроля над тем, какой код получается на выходе.

Docpad работает иначе — он создаёт статичные html-файлы. Единственная потенциально динамичная часть любого блога — комментарии. Для них я уже давно использую сервис Disqus, поэтому при переезде ничего не потерялось. Единственный минус по сравнению с Worpdress — комментарии теперь живут только на сервере Disqus, в то время как плагин для Вордпресса копировал их в локальную базу и выводил в теле страницы. Но, к сожалению, осмысленных комментариев я за всё время получил не так и много, так что вселенная в маловероятном случае закрытия сервиса ничего не потеряет, на этот риск я готов пойти ради простоты и удобства и присягнуть Disqus’у.

Я выбрал Docpad, а не Jekyll или Octopress, которые я пробовал (на последнем даже запустил небольшой сайт), так как теперь на всех проектах использую Grunt (смотрите, например заметку про grunticon), инфраструктура и стиль nodejs мне знакомы и привычны, да и Javascript я знаю определенно лучше Ruby.

Я использовал скелет блога за авторством Артёма Сапегина, за который ему большое спасибо. Немного пришлось повозиться с тем, чтобы сохранить имевшуюся у меня структуру URL (glebkalinin.ru/postname), а также с импортом постов из старого блога — при конвертации данных, экспортированных из Wordpress, в markdown, исчезли все видео и специальная разметка (я использовал двухколоночный лэйаут), но это издержки производства и со временем я с ними справлюсь. В остальном миграция заняля относительно немного времени, затраты которого компенсируются тем, что теперь публиковать заметки быстрее и приятнее.

Пока что я храню все файлы локально и использую самый простой способ синхронизации — rsync, чуть позже перенесу все данные в git (и, возможно, открою pull-request’ов как гиковскую альтернативу Орфусу).

Элен Лангер о памятовании

Натолкнулся на видео выступления замечательной Элен Лангер. Элен — гарвардский профессор, которая в 1990 написала книгу с говорящим названием Mindfulness. Термин на русский язык переводится плохо, самый распространенный вариант — «осознанность», но пожалуй более подходящий — памятование, то есть удержание в памяти неких порой несложных, но чрезвычайно важных для жизни знаний, с учётом которых совершаются все наши действия. Сейчас и в английском значение слова, выбранного в 70-е в качестве условного перевода ряда буддийских терминов, размылось и начало означать практически что угодно.

Лангер стала первопроходцем научного изучения влияния внимания и памятования на состояние человека. Хотя восточные созерцательные практики накопили тысячелетний опыт интенсивной и весьма результативной работы с человеческой психикой, только после их проникновения на Запад мы стали узнавать, как связаны состояния нашей психики и физиологии. Теперь исследования медитации и внимательности стали общим местом (буддийский монах, медитирующий в FMRI-машине — довольно распространенный нынче образ). Лекцию рекомендую к просмотру (в ней в очень сокращенном виде излагаются некоторые из экспериментов, описанных в вышеупомянутой книге):

Я же отдельно отмечу небольшой сюжет, который перекликается с моей записью про инструменты. Музыканты, играющие в оркестре, по словам Лангер, довольно быстро приедается их работа — от выступления к выступлению они делают одно и то же. Двум группам музыкантов предложили следующие задания: первой исполнять музыку, стараясь повторить лучшее на их взгляд исполнение, а вторым — каждый раз менять исполнение так, что это будет заметно только самому музыканту. Такой подход, безусловно, требует более внимательного и вовлеченного отношения, чем простая попытка воспроизвести уже достигнутый результат. Музыканты второй группы получили от процесса гораздо больше удовольствия, а неуловимая разница в исполнении повлияла на восприятие произведения публикой — ей оно понравилось больше. Таким образом внимательность находит вполне ощутимое выражение в качестве конечного «продукта» человеческого труда.

Контент-стратегия «Кока-колы»

Тяжело пытаться устоять на двух стульях: пытаться разобраться в медиа, разрушающем влиянии корпораций на культуру и одновременно работать в интернет-индустрии, которая во многом стала частью рекламной. (Тут должен быть отдельный пост о понимании своего дела в различных масштабах и правильном способе заработка; когда-нибудь он будет написан.)



© Coca-Cola

Ноам Хомский, который помимо научной деятельности ещё и немало сил уделяет вопросам свободы, культуры и образования, в одной из лекций о рекламе говорил о том, что она будет становиться всё более всепроникающей, она будет вынуждена постоянно мутировать, так как прежние формы перестают работать. И потому ещё, что каждый пятый студент в Америке проходит курс маркетинга.

Хомский рекомендует изучать книги по маркетингу, которые на удивление находятся в абсолютно открытом доступе, чтобы понять, в каких терминах мыслят маркетологи, какие манипулятивные стратегии предлагают открытым текстом.

Посмотрите, например, ролик компании «Кока-кола» о том, какую контент-стратегию она выстраивает к 2020 году (видео 2011 года):

Компании вроде «Кока-колы» известны своими навыками «угона» культуры и традиций (насколько в западном сознании Рождество и красный Санта теперь ассоциируется с брендом?), однако стратегия нового времени — ещё более плотная интеграция в культурную жизнь через сторителлинг, вовлечение покупателей, которые сами станут рекламными носителями. Мне в России пока что не видны прямые последствия работы этой стратегии «Кока-колы» (косвенные видны наверняка, но их перечисление будет спекуляцией). Зато прекрасно видно, как аналогичная стратегия реализуется Nike с их беговыми сообществами и харизматичными бренд-амбассадорами.

Кстати, вышеупомянутый ролик полон манипулятивной риторики, о которой я недавно писал. Например, речь постоянно идёт о том, что цель компании — «сделать мир лучше» (make world a better place), однако нигде не расшифровывается, что под этим имеется в виду. Впрочем, истинная цель озвучена в самом начале видео: зарабатывать к 2020 вдвое больше. Сделать мир лучше, продавая в 2 раза больше сладкой газировки.

Google Plus

Google Plus, социальной платформе Гугла, недавно исполнилось 2 года. Как и многие, я попробовал пользоваться сервисом в самом начале и быстро забросил — там не было моих друзей и интересных мне людей. Однако после перезапуска платформы в нём появился новый смысл. Есть благо в том, что «стартапы» запускают корпорации — у них есть ресурсы на несколько попыток. Полноценная социальная сеть у Гугла, возможно, и не получилась. Зато получился довольно удобный инструмент для совместной работы групп и сообществ.

Я узнал о новых возможностях «Плюса» на одном из онлайн-курсов MIT. Все коммуникации по проекту в группах велись именно там, там же проходили трансляции через Youtube и сессии видеочатов Hangout. Сейчас я участвую в одном закрытом сообществе, которое, например, организует живые интервью с лидерами мнений, тематические встречи участников, которые хорошо интегрируются с календарём, просто текстовые обсуждения, которые, пожалуй, вести удобнее, чем на Фейсбуке. Поскольку я не использую Google Plus как социальную сеть, то соотношение сигнал:шум получается отличное — я получаю уведомления только об интересных мне обновлениях (и тут интеграция с Gmail оказывается скорее полезной, чем раздражающей как в первой итерации) и не должен пробираться через отвлекающие и неинтересные посты.

У Гугла получилось создать интересную связку сервисов, которые пригодны для совместной работы и генерации контента. Надеюсь, это направление развития не поменяется в ближайшее время — ведь всякое бывает.

Мой профиль находится здесь, но никакой публичной активности я сейчас там не веду. Возможно, позже это изменится.

Ньюзак

В книге Морриса Бермана «Закат американской культуры» (The Twilight of American Culture) (о которой напишу отдельно) натолкнулся на термин ньюзак (nuzak), по аналогии с мьюзак (muzak).

Андрей Горохов в «Музпросвете» про мьюзак:

«Easy listening находится в опасной близости от мью-зак (Muzak). Американская фирма Muzak Inc. поставила на поток изготовление и рассылку по почте кассет с музыкой для универмагов, залов ожидания, лифтов и тому подобных мест скопления беззащитного народа. Мьюзак – это музыкальное орошение клиентов, своего рода акустический одеколон. Мьюзак – это абсолютный ноль творческих претензий, самое страшное ругательство, применимое к музыке.»

Термин ньюзак предложил Джон Бейкер, учитель из Хьюстона. Вот как он описывает его:

«Ньюзак как мьюзак. Идёт фоном. Это заголовок Нью-Йорк Таймс по пути из дома. Это Си-Эн-Эн в аэропорту. Это Фокс Ньюс дома, в то время как Джо на самом деле занят чем-то другим. Цель ньюзака – быть слегка интересным и вероятно увлекательным, но не сообщающим чего-то, что заденет лично Джо. Настоящие новости безотлагательны. Это „ценная оперативная информация”, последнее, в чём заинтересован Джо. Средний человек хочет, чтобы его оставили в покое, и чтобы ему сообщали, как через глашатая, что „всё хорошо”. Новости для лифта.

Это не значит, что ньюзак не может быть неприятным, или что некоторые сюжеты запрещены, потому что ужасны, изуверски или отвратительны. Ньюзак может сообщать о таких вещах, но самое главное для Джо – что события эти происходят где-то ещё, с кем-то ещё, что лично он в порядке, и не о чем беспокоиться.»

Примерно этим полнится не только телевизор, но и – без специальных усилий для предотвращения этого – наши ленты в соцсетях.

Пост-грамотность

Последние время размышляю о том, что мы живём в пост-грамотном обществе (postliterate society), о котором говорил Макклюэн. Под пост-грамотностью не имеется в виду отсутствие навыков чтения и письма (иначе это называлось бы просто безграмотностью). Пост-грамотный человек умеет читать и писать, но погружение в сложный текст для него невозможно. Устойчивость внимания (attention span) у него низкая. Выросший в условиях пост-грамотного общества человек учится взаимодействовать с техникой раньше, чем учится читать и писать (вы наверняка слышали истории о младенцах, которые «на ты» с айпэдами), но на уровне пользователя, глубинного понимания технологии у него нет. Он предпочитает мультимедийные материалы, видео и устную передачу информации. Навыков сознательной навигации в этой информации у такого человека немного, как немного таких навыков было у человека безграмотного. Информации много, но вся она равноценна и неструктурирована. Издатели, адаптирующие контент под пост-грамотного человека, делают его проще, короче — вот, казалось бы, уже и довели его до предела: группы Вконтакте, публикующие демотиваторы с 2-3 словами, Инстаграм, на фоне которых Твитер кажется вполне осмысленным медиа.

История нелинейна, прогресс не гарантирован. Были после Античности Средние века, когда все достижения первого были либо уничтожены, либо спрятаны и доступны единицам. Стечение обстоятельств и сознательное усилие отдельных людей сделало возможным всеобщую грамотность (и то лишь в отдельных частях Земли). Никто не может гарантировать, что эта ситуация сохранится надолго. Профессор Драут, например, сравнивая устную культуры письменную, приводит такую метафору: если взять за год всё время, что человек говорит, то письменность появляется только 31 декабря. Возможно, уже 1 января тот вид грамотности, который был принят за образец в эпоху Просвещения, станет недосягаемым идеалом.

Некоторые под пост-грамотностью и вовсе понимают новую, «полимодальную» грамотность — навык взаимодействия с интерактивными медиа, а не только с письменным текстом и визуальными медиа. В таком случае это, пожалуй, требование времени, которое само по себе не должно носить оценочного характера. В конце концов грамотность тоже порушила на своём пути немало.

Про художественную литературу

У меня непростые отношения с книгами — я читаю их сразу много, нелинейно и совсем не всегда дочитываю. Разобраться с этим явлением, поставить диагноз и назначить лечение я попробую в отдельном посте. А пока лишь поразмышляю о художественной литературе. В некоторые моменты жизни я вообще не читал художественную литературу, предпочитая научпоп, исследования и изредка биографии. Такая литература казалась мне практичной и полезной, на её фоне романы казались пустой тратой времени.

Однако теперь я своё мнение изменил и стараюсь в свой читательский рацион включать и художественную литературу (как на русском, так и на английском). Причин тому несколько. Читать романы просто приятно, а времени на это уходит не так и много (хорошо проработанная публицистика требует куда больше времени и усилий на осмысление).

Хороший роман — это отличная тренировка эмоционального интеллекта, способности понимать эмоциональное состояние другого человека. Ситуации подаются с позиций разных героев, воля-неволей начинаешь конструировать модель внутреннего мира другого человека. Если смотреть на чтение с прагматической точки зрения, то можно рассматривать художественную литературу как ментальный тренажёр. Чтение романов рекомендуют в качестве профилактики болезней мозга, связанных со старением. Существуют даже курсы для топ-менеджмента, обучающие лидерству через литературу — в подкасте HBR недавно был эпизод о таком курсе в Гарвардской школе бизнеса.

Впрочем, по-моему, совсем не обязательно искать немедленное применение всему, что вы делаете — изучение свободных искусств, частью которых в современной интерпретации является и литература, например, не предполагает их немедленного практического применения, но имеет своей целью общее развитие личности.

Конечно, не всякая литература хороша в качестве ментального тренажера и не всякий роман развивает эмоциональный интеллект. Если продолжать сравнение мозга с мышцей, то, как и мышцу, нагрузку на мозг нужно постепенно, но неумолимо увеличивать. Как говорит мой тренер: «Для того, чтобы мышца росла, её необходимо доводить до шока». Проку от быстрорастворимой беллетристики не будет. Нужен серьёзный материал для работы, сложные книги, сложные сюжеты, неоднозначные взаимоотношения героев.

Культура вопроса и обсуждения

Периодически бываю на мероприятиях, которые предполагают ту или иную степень вовлеченности аудитории: можно задать вопрос, оставить отзыв, поучаствовать в обсуждении. И всякий раз замечаю, что если правила заранее не озвучены, то вопрос обязательно превратится в высказывание, а выражение точки зрения – в бессодержательный монолог.

Какой чудовищный стыд я испытал за господина, пытавшегося «задать вопрос» Брайану Ино на его лекции в Петербурге 3 года назад! Естественно, никакого вопроса псевдоинтеллектуальный бубнёж, понятный едва ли самому высказывающемуся, не содержал. Зато показал, как не уверен вопрошающий в себе, как хочет покрасоваться, блеснуть перед публикой знаниями, погреться в лучах чужой славы, показать, что мы-то не хуже, мы тоже можем!

Не скрою, в юности я тоже так делал, но со временем стал чуть умнее. Как-то сами собой сформировались следующие правила.

О вопросах. Перед тем как задать вопрос, спроси себя: действительно ли я хочу услышать ответ? Или я делаю это для того, чтобы постимулировать собственное эго, привлечь к себе внимание? Если ответ на последний вопрос положительный, задавать вопрос нет смысла – скорее всего, ответ на него я всё равно не услышу. Обычно определить истинное намерение я могу по реакции тела, эгоистические позывы отдаются вполне определенным образом.

Если намерение правильное и я действительно хочу получить реакцию и знания другого человека, я стараюсь сформулировать свой вопрос максимально кратко. Хороший вопрос укладывается в одно предложение. Лучше, если вопрос будет один (не всегда спикер способен удержать в памяти больше, особенно если его ответ затягивается).

О высказываниях. Длина высказывания на публике должна быть пропорциональна количеству участников. Если вы не один из специальных гостей или не признанный эксперт в обсуждаемой области, вряд ли ваше высказывание стоит растягивать более чем на 1-2 минуты. Я всегда думаю о суммарном времени, затраченном всеми участниками обсуждения и стараюсь ценить его. Я лучше промолчу, чем попытаюсь высказать что-то, насчёт чего не успел толком подумать. Мысли вслух могут быть уместны в определенном контексте, но не на широкой и разнородной публике. Непрошеный оратор на лекции Ино украл 5 минут жизни у 500 человек, ничего не дав взамен. По-моему, это вероломный поступок.

Похоже, что навыки ведения здоровой дискуссии и задавания вопроса связаны с развитием эмоционального интеллекта, понятием об этике коллективного общения. Этический фреймворк в общем-то простейший: ставьте себя на место других, это «золотое правило нравственности». Впрочем, для его претворения в жизнь нужна ещё и трезвая самооценка, а это не всегда возможно.

Об инструментах

Инструменты занимают немаловажную роль в жизни современного человека. Да что уж там – Теренс Маккена в одной из лекций рассказывал о теории возникновения сознания, противоречащей его собственной, согласно которой homo sapiens стал тем, чем стал благодаря использованию в охоте камней. Якобы бросок камня требовал таких расчётов и связанных с ними мыслительных способностей, что образованный в результате развития данного навыка когнитивный избыток привёл к появлению языка со всеми вытекающими последствиями. Существует философская концепция homo faber, описывающая человека как изготавливающего орудия.

Поэтому я стараюсь к инструментам относиться максимально серьёзно. Во-первых, как следует их изучать. Если инструмент новый – выделить время и вникнуть в основные концепции, научиться работать с основными функциями. Если инструмент старый и казалось бы хорошо знакомый (например, Фотошоп) – поискать новые способы делать уже привычные вещи. В Фотошопе, как и во многих других достаточно продвинутых средах, всегда есть минимум два способа сделать одно и то же. В этом смысле здорово помогают видео, в которых опытные пользователи софта делятся своими трюками и ноу-хау – таких сейчас хватает на Ютубе. Иногда хорошо посмотреть профессиональные видео-инструкции (такие как у Lynda.com) – опытные преподаватели могут здорово изменить представление о продукте. Например, я уже несколько месяцев пользовался Иллюстратором, но только начав смотреть курс по пакету понял его «скульптурную» концепцию работы с графикой (вы создаёте основу и отсекаете от неё лишнее, а не собираете большее из меньших кусочков).

Во-вторых, всё время пробую новые инструменты. Это и тренирует ментальные мышцы, и позволяет постоянно совершенствовать процесс производства. А значит потенциально повышать производительность и прибыльность бизнеса. Ладно, это не всегда работает так буквально, но возможный экономический смысл в этом есть. Технический пример из области веб-разработок: начинаем работу над новым проектом, решаем использовать CSS-препроцессор (cкажем, LESS). Изучаем, используем, понимаем все плюсы и минусы. В следующем проекте пробуем уже другой препроцессор (SASS). В следующем – Stylus. Параллельно изучаем методологию BEM, пытаемся использовать с каждой из технологий. В следующем проекте начинаем использовать Grunt для автоматизации задач. И так далее.

На каждом проекте тратим несколько часов на то, чтобы изучить технологию или инструмент, но на всех последующих проектах можем благодаря новым знаниям сэкономить гораздо больше времени и сил. К слову, знания об инструментарии теоретически можно продавать – консультировать и обучать другие бизнесы, которые не готовы тратить ресурсы на исследования и тестирование новых инструментов (я такую услугу предлагаю, но пока что никто не купил).

Другой пример: для одного проекта мы детально изучали и писал обзоры нескольких текстовых редакторов (сервисов вроде Draft, мобильных и десктопных приложений). Чтобы лучше справиться с задачей и получить полноценный опыт и навык работы с инструментом, текст обзора мы писали в обозреваемых редакторах. В результате и обзоры выходят более полные, и навык работы с продуктом остаётся (к примеру, я узнал много нового о казалось бы простейшем редакторе iA Writer).

Ну а в-третьих, инструменты можно и нужно создавать под себя – иногда это быстрее и проще, чем искать готовые или модифицировать уже имеющиеся. Это в первую очередь применимо к «работникам умственного труда», но к счастью не все ещё утратили навык работы с физическими материалами. Всё ещё есть люди, способные сделать своими руками стол, стул и другие инструменты первой необходимости – я видел таких собственными глазами.

Но самое важное – это инструмент время от времени осознавать. Всегда, конечно, осознавать его невозможно и даже вредно (мастерство предполагает определенную степень слияния с инструментом и даже включение его в телесный образ). Периодическое же осознание даёт возможность для более качественного и осмысленного взаимодействия с инструментом, при котором он становится максимально полезным в достижении целей.

Риторика

У меня в августе что-то вроде нехитрого челленджа (увы, нет в русском языке адекватного аналога этого слова, русский «вызов» лишён исходных коннотаций) — писать в блог каждый день. По этому поводу разбираюсь с заметками, которые уже долго лежат в черновиках.

Слушаю уже третий по счёту курс профессора Майкла Драута. Драут — специалист по англо-саксонской поэзии, среднивековой литературе и английскому языку. Сейчас я слушаю курс Understanding Poetry, до этого освоил курс по грамматике — и про то, и про другое уважаемый профессор рассказывает чрезвычайно увлекательно. Чувствуется, что настоящий гик, искренне увлечён своим делом и умеет свой интерес передать.

Первый же курс Драута, с которого я начал своё знакомство — A Way With Words: Writing, Rhetoric, and the Art of Persuasion, посвящен риторике. И если я что-то полезное из этого курса извлёк, так это представление о том, что такое плохая риторика. По определению Драута, плохая риторика — такая, которая отключает мышление слушателя. Часть риторических приёмов нацелена именно на это.

Не хочешь говорить о проблеме? Перефразируй так, чтобы она не звучала как проблема. Нет фактов? Скрой их отсутствие общими фразами без содержания. Есть один факт в поддержку одного мнения и несколько в поддержку противоположного? Употреби перед изложением этого факта «общеизвестно», «научно доказано» и т.д.

Ничего не напоминает? Да, именно так говорят и пишут политики. Их риторика плоха, потому что её цель — не совместный со слушателем или читателем поиск истины, а собственный интерес, программа, точка зрения. Проблема в том, что на нетренированный ум, не обученный логике, риторике и навыкам критического мышления, даже самые избитые классические приёмы работают — человек перестаёт думать.

Именно поэтому любое государство, заинтересованное в дееспособных и мыслящих гражданах, должно включать риторику (и логику, которая является её неотделимой частью) в школьную программу.

Кстати, ищу в Петербурге преподавателя риторики. Судя по этому ролику (это СПбГУ!), задача непростая.

Феодальная безопасность

Bruce_Schneier

Уильям Гибсон ретвитнул ссылку на отличную лекцию Брюса Шнайера (Bruce Schneier) в Гугле. Брюс занимается компьютерной безопасностью, на встрече он рассказывал про тенденции в этой области. В частности, про то, что мы больше и больше доверяем в вопросах безопасности, о которой в принципе не очень привыкли заботиться, поставщикам оборудования и услуг.

Мы пользуемся устройствами, над которыми имеем удивительно мало контроля: Киндл без спроса устанавливает новые прошивки, айфоны не позволяют удалить куки или даже поставить дополнительный софт для этого и т.д. Джонатан Зиттрейн называет такие устройства «привязанными» (tethered device) и видит в этом большую опасностью, Шнайер чуть более взвешен и видит только экономическую причину в таком поведении вендоров.

Мы пользуемся облачными сервисами: почта, социальные сервисы, проектный менеджмент и т.д., полностью доверяя вопросы безопасности их провайдерам. Причин этому много: удобство, автоматизация, избыточность, однако, отмечает Брюс, такого уровня доверия провайдерам услуг не существовало никогда. Фейсбук стал посредником всех наших социальных взаимодействий, Гугл знает о ваших интересах больше, чем ближайшие родственники. Но это компромисс, на который большинство людей идут без особых раздумий. Мы верим, что поставщики будут обращаться с нами хорошо и защитят от опасностей. Для большинства из нас нет и реальных альтернатив.

Получившуюся среду Брюс назвал феодальной безопасностью. Мы, пользователи, даём клятву верности могущественной компании, которая, в свою очередь, обещает нас оберегать. Средневековый феодализм, добавляет Брюс, сформировался в среде, полной опасностей, в которой для выживания был необходим кто-то более сильный, чем вы сам. Политическая система была довольно сложной и представляла из себя ряд иерархических отношений. Обязательства были у обеих сторон. И, по наблюдению Шнайера, именно такая система становится распространенной в наши дни.

У неё есть свои преимущества: облачные сервисы предоставляют бОльшую безопастности, чем большинство людей смогли бы обеспечить себе сами. Для них провайдеры повышают уровень безопасности, но для более продвинутой аудитории они же этот уровень понижают.

Шнайер в лекции развивает идею и отвечает на ряд вопросов, рекомендую посмотреть видео (оно с качественными субтитрами):

А для тех, кто не любит post-literate форматы передачи знаний я выложил транскрипт в виде текстового файла.

AdBlock и фильтрация рекламы

Я сдался и поставил AdBlock. Я никогда не делал этого потому, что считал, что тем самым могу навредить издателю, для которого показ рекламы — основной источник дохода. Фильтруешь рекламу — и вроде бы уменьшаешь вероятность того, что интересный тебе ресурс продолжит существовать. Я сам занимался издательской деятельностью и понимаю, насколько непросто зарабатывать на контенте онлайн. Однако я всегда считал, что отношения между издателем и читателем должны быть построены на взаимном уважении, и в последнее время этого уважения к себе как к читателю я вижу всё меньше.

Понятно, что рекламодатель в интернете сталкивается ровно с теми же проблемами, что и на телевидении: зритель вырабатывает толерантность к рекламным сообщениям; приходится экспериментировать с формой и содержанием, неизбежно увеличивая «громкость», насыщенность и интенсивность каждого послания (умолчим о подмене содержания спекуляциями с эмоциями).

В интернете пользователь вырабатывает «баннерную слепоту», учится игнорировать всё новые форматы рекламы — и рекламодателю приходится выкручивать «громкость» рекламного сообщения до предела: создавая рекламные форматы, без просмотра которых невозможно начать чтение или просмотр контента и, что раздражает ничуть не меньше, манипулируя содержанием рекламы.

К примеру вот так выглядит «партнёрский» блок на polit.ru:

Реклама на polit.ru

Polit.ru — уважаемый ресурс, я с удовольствием смотрю и читаю устраиваемые ими публичные лекции, в прошлом году участвовал в организованном этим ресурсом круглом столе, но каждый раз, открывая сайт, я вынужден видеть подобные «жёлтые» заголовки. Я понимаю, что обмен трафиком важен, но всё же стоит иногда задумываться о качестве этого трафика и о том самом уважении к читателю.

А пока интересные мне сайты будут пользоваться правом не учитывать эстетические предпочтения своих читателей, я буду пользоваться своим правом фильтровать их содержимое. Пока что я делаю это в ручном режиме: использую AdBlock, а не AdBlock Plus, и вырезаю только то содержимое, которое меня раздражает. Я никогда не буду фильтровать блоки сети The Deck — потому что реклама в ней лаконична, правдива и эстетически приятна, она сделана с уважением ко мне и к рекламодателю.

Брет Виктор о будущем программирования

Брет Виктор устроил на конференции DBX замечательное шоу — «перенёсся» на 40 лет назад и используя только знания, доступные в 1973 (и доступные тогда технологии — кодоскоп, который, кажется, преждевременно вышел из употребления) сделал несколько «предсказаний» о будущем программирования — и все они, конечно, не сбылись.

Слайды и дополнительные материалы.

Например, о внешнем виде среды разработки. 40 лет назад программист работал с панч-картами или телетайпом, который отправлял текст на мейнфрейм, ни о какой среде разработки говорить не приходилось, подключение к компьютерам дисплеев было в новинку, и никто не знал, как может выглядеть работа на них. Поэтому фантазия программистов была ничем не ограничена, и многие предложенные тогда концепции опередили время — например, многопанельная среда разработки Smalltalk, про которую рассказывает Брет.

То же про устройства ввода, протоколы и API, и про работу с многопроцессорными компьютерами. Брет в конце говорит о том, что «будет» очень жаль, если программисты «будущего» не только не будут пользоваться идеями, возникшими тогда, когда никакой концепции «современного» компьютера ещё не было, но и не будут о них знать, а будут работать в рамках парадигм и алгоритмов, придуманных до них, не пытаясь их переосмыслить.

Похожую мысль много лет подряд высказывал Андрей Горохов об электронных музыкантах, которые, не смотря на всю кажущуюся свободу, которую им дали компьютерные секвенсоры и виртуальные инструменты, всегда остаются в рамках тех возможностей, что алгоритмически заложены в программное обеспечение.

Интересное наблюдение есть в нашумевшей статьей Are coders worth it?: современный программист — не инноватор, а читатель инструкций и руководств. Чем аккуратнее и тщательнее читаешь инструкции — тем выше ценишься на рынке труда.

Мы все превращаемся в пользователей инструментов, которые проще и экономичней не переосмысливать и не менять десятилетиями.

Raum7 — последние проекты

В этом блоге я довольно мало пишу про проекты, которые мы делаем как Raum7. Исправляюсь.

Самый последний реализованный проект – интернет-журнал о мобильных технологиях Apparat. Проект запустил Артём Игнатьев, который раньше занимался The Village в Петербурге. Для Аппарата мы разработали техническую платформу – адаптировали под нужды редакции WordPress, с которым мы работаем уже много лет и который, на наш взгляд, почти идеально подходит для контент-проектов (а некоторые даже выстраивают процессы издания бумажных газет вокруг WordPress). Дизайн данного проекта разрабатывался командой Аппарата.

WordPress в версии 3.6 обещает добавить ещё и несколько интересных инструментов для совместной работы (а в далее – ещё и editorial flow), плагины для облегчения отслеживания изменений выпускают даже New York Times.

В работе над Аппаратом мы использовали ряд новых для себя технологий:

  • Grunt и grunticon для работы с SVG (практически вся служебная графика на проекте – векторная, то есть смотрится одинаково хорошо на экранах с любым DPI, при этом благодаря grunticon браузеры, не поддерживающие SVG, получают PNG).
  • Coffescript для оптимизации работы с Javascript
  • LESS для организации CSS-кода (с LESS мы работаем давно, но в этом проекте удалось лучше оценить все достоинства и недостатки технологии – дизайн в процессе менялся несколько раз и будет меняться ещё, правильная организация кода была довольно важным аспектом).

Немало внимания мы уделили оптимизации скорости работы сайта – это критичный аспект юзабилити сайта. Сейчас по оценке Pagespeed Insights сайт получает 92 балла из 100 возможных, при этом ощутимая часть «замечаний» приходится на долю виджетов соцсетей (это отдельная и не очень весёлая тема). Тут и кэш, и оптимизаци сервера, и, конечно же, вёрстка и оптимизация файлов. Простор для усовершенствований имеется (perfection is a moving target), но для текущего состояния проекта производительность неплохая.

Конечно же, не забыли мы и поддержке мобильных устройств – сайт имеет 2 состояния, одно из которых заточено под устройства с разрешением 480 точек и меньше по горизонтали.

Немало интересных решений было и на стороне Wordpress – всевозможные шорткоды для облегчения работы редакции, плагины для работы галереи (мы используем Фотораму), и так далее – но в технические детали я вдаваться не стану.

Проект мы помогли запустить и продолжаем поддерживать и развивать его в настоящее время.

Ещё один проект, про который я хочу рассказать – сайт юбилейной Недели Германии в Петербурге (заказчик – Консульства Германии в Петербурге). Под нужды этого двуязычного информационного ресурса мы также адаптировали WordPress (который, к слову, очень понравился заказчику). Как и в случае с Аппаратом, мы позаботились о пользователях мобильных устройств (и, как показала практика, не зря – более 10 процентов посетителей зашли на сайт со своих смартфонов). Скорость и тут была для нас в приоритете (PageSpeed Score – 95 из 100) – было понятно, что часть посетителей будет загружать сайт через 3G, а то и Edge.

Дизайн сайта – Ульяна Кудина (Raum7), фирменный стиль Недели Германии – Марк Калинин.

Если вам или вашей компании необходим современный, быстрый и удобный сайт с поддержкой мобильных устройств (адаптивной вёрсткой) – будем рады помочь, пишите: hello@raum-7.com.

Про Твиттер, Фейсбук и рекламу

Сегодня представители Твиттера анонсировали, что с этого дня рекламная платформа сервиса доступна для любого пользователя системы. Продвигать свои твиты предлагается не только бизнесам разной величины, но и обычным пользователям, желающим усилить свой «персональный бренд». Об этом пишет The Verge, однако в России сервис пока что не работает.

Твиттер, вслед за Фейсбуком, который предлагает «спонсировать» записи, а также платить за сообщения пользователям, не состоящим в друзьях, двинулся в направлении информационного b2c. Это хорошо потому, что бизнес-модель сервиса становится более понятной и диверсифицированной (ведь крупные бренды могут в одночасье передумать покупать рекламу в социальных медиа). Мы, вероятно, в ближайшее время не станем свидетелями его закрытия (привет, Google Reader, привет, закрывшийся сегодня же Posterous).

Не очень хорошо это потому, что

  1. рекламы очевидно станет больше

  2. закрепится созданная Фейсбуком норма смешения пользовательского контента и рекламного

  3. экономическая элита получит расширенный доступ к инструментам нетократии (впрочем, эта концепция вызывает у меня сомнение, т.к. в Твиттере самые главные нетократы — политики и звезды шоу-бизнеса).

Ещё одним положительным аспектом увеличения рекламного прессинга Твиттера мне видится в том, что больше шансов на выживание появляется у сетей вроде App.net или Diaspora. App.net — платная ($5 в месяц) сеть без рекламы, похожая и на Твиттер, и на Фейсбук одновременно, открытая для сторонних разработчиков и позволяющая в любой момент экспортировать ваши данные. Если Эпп.нету удастся удержать качественное коммьюнити (сейчас там, как и на первых порах Твиттера, it-тусовка Кремниевой долины), то она может стать первой успешной платной и при этом открытой соцсетью в истории интернета.

По случаю, мой профиль на App.net: @glebkalinin.

Бэзос и поддержка семьи

Джеф Бэзос

Посмотрел пару интервью с Джеффри Бэзосом, создателем Амазона. После ухода Джобса он один из самых интересных предпринимателей-визионеров. (И тот еще фрик, судя по всему.)

Интересно, что в Амазон на самом раннем этапе проинвестировали его родители, которые полностью поддерживали его решение заняться предпринимательской деятельностью, равно как и его жена (на тот момент у Джефа была стабильная хорошо оплачиваемая работа, а ушел он, не дождавшись годового бонуса). Родители вложили в проект несколько сотен тысяч долларов, все свои сбережения. Бэзос предупреждал их, что они могут потерять эти деньги с вероятностью в 70 процентов, но они все равно решились поддержать идеи сына. Сам предприниматель говорит, что оценка успешности мероприятия в 30 процентов была очень высокой - на самом в деле даже в те золотые времена шансы на успех у стартапа были не больше 10%.

История интересна как иллюстрация очевидного факта: поддержка семьи — это очень важно. У очень многих успешных людей она была в той или иной форме: кого-то просто подбадривали, кому-то отдали под офис гараж, кого-то снабдили необходимыми знаниями и знакомствами. А здоровые взаимоотношения в семье — это один из самых важных факторов академической и карьерной успешности человека (нет необходимости говорить про эмоциональную жизнь). Безусловно, найдутся примеры тех, кто достиг всего вопреки и даже назло, но думаю они окажутся исключением из общего правила.